«Ты можешь брать 10%, или 3%, или 5%»: откровения футбольного агента Александра Маньякова
23 Октябрь 2020, 09:13

«Ты можешь брать 10%, или 3%, или 5%»: откровения футбольного агента Александра Маньякова

Поделиться:

02 февраля 2020
Фото: из личного архива Александра Маньякова


В середине октября АБН подробно написало о том, как зарабатывают агенты (посредники) футболистов. В России людей, которые получили специальную лицензию, дающую право заниматься такой деятельностью, всего 10 человек. Одним из них является Александр Маньяков, который получил лицензию категории «А» и имеет право представлять интересы футболистов.

Основанное Александром Маньяковым агентство называется FM Agency. В списке его клиентов — футболист «Зенита» Игорь Смольников, претендующий на победу в рейтинге бомбардиров текущего сезона Александр Соболев из «Крыльев Советов», Евгений Чернов из «Ростова», Валерий Кичин из «Динамо», черногорец Младен Кашчелян из калининградской «Балтики», ранее игравший за «Тосно». В общей сложности это несколько десятков футболистов, причем не только российских. Корреспондент АБН Дмитрий Матвеев побеседовал с Александром Маньяковым.

— Давайте начнем не с чисто футбольных вопросов, а поговорим о жизни. Какие у вас любимые книги?

— Сейчас вот закупил себе все произведения Алексея Иванова (российский писатель и сценарист, по книге которого сняли фильм «Географ глобус пропил» — ред.). Открываю для себя этого автора, очень интересный. Люблю Бориса Акунина, сейчас вышла «История государства российского» в его видении и толковании. Его книга из этой серии «Эпоха цариц» у меня прямо рядом лежит.

— То есть, историческое и детективы любите?

— Ну да. Сейчас, например, прочитал «Зимнюю дорогу» Леонида Юзефовича. О том, как белый генерал Пепеляев в 1922 году высадился в Якутии, хотел Якутск взять и провозгласить там народную республику. Я стараюсь новинки книжные отслеживать. Часто летишь в самолете, и в журналах — «Аэрофлота», S7 и других — приводятся анонсы тех, которые выходят. И плюс к этому в интернете что-то смотрю, что-то друзья советуют.

— То есть, вы достаточно начитанный человек?

— Да я бы не сказал.

— А насколько важно образование для футбольного агента?

— Образование — это, наверное, некая гимнастика ума. Ты упражняешь свой ум на протяжении какого-то долгого времени. И если идешь по специализации, то понимаешь, к каким источникам надо прибегнуть, чтобы взять какие-то знания. Конечно, образование если не необходимо, то желательно. Однако есть люди, которые, может, и не получили какого-то образования, но имеют богатую жизненную школу. Ведь ничто не заменит взаимоотношения среди людей. А научиться пользоваться компьютером или выучить язык при желании всегда можно.

— Какое у вас образование?

— Я закончил Московский государственный областной университет (бывший Московский областной педагогический институт имени Крупской) по специальности «учитель физкультуры». Это первое мое образование. А второе — Московская государственная юридическая академия.

— Какие вы фильмы предпочитаете?

— Раньше очень увлекался кино. Отслеживал все новинки, когда еще видеокассеты были VHS. Сейчас слежу за этим по каким-то рекомендациям в соцсетях, интернете. Стараюсь отслеживать номинации на «Оскар», смотреть фильмы, которые были номинированы. В основном на сериальчики «подсел», из последнего посмотрел «Шторм» (российский сериал Бориса Хлебникова 2019 года — ред.). А из западных «Викинги» очень сильный, «Озарк» от Netflix.

— Полноценный фильм какой последний посмотрели?

— «Облепиховое лето» (российская драма с Андреем Мерзликиным — ред.). Когда в самолете летел, посмотрел.

— Наверное, в самолетах больше всего и получается смотреть? Потому что нечего делать?

— Да нет, просто очень мало свободного времени. Приходится много работать, ведь есть мое агентство, коллектив парней, которые работают со мной. За них я ответственность чувствую.

— У вас вроде трое детей?

— Трое, да.

— И Игорь Смольников — крестный?

— Да, он крестный младшего сына Василия.

— То есть, у вас даже не рабочие с ним отношения, а фактически семейные?

— У нас с ним они давно такие. Мы можем злиться на что-то, обижаться. Но я надеюсь, что он ко мне с большим уважением относится. Я его очень уважаю. Поскольку то, чего он добился, он реально добился сам.

— Сейчас в «Зенит» пришел Вячеслав Караваев, и многие эксперты считают, что на позицию Игоря. Не чувствует ли он конкуренцию и давление?

— Они действительно играют на одной позиции правого защитника. Вячеслава покупали в конкуренцию, потому что на протяжении нескольких лет Игорь был единственным и незаменимым. Сейчас, с приходом Славы, конкуренция увеличилась. Слава — великолепный человек и классный футболист. Игорь к этой конкуренции готов. И сейчас каждый, кто футбол смотрит, может сказать, что крайние пять матчей, в которых выходил Игорь, были очень хорошего качества. Игорь там просто классно выглядел.

— То есть, конкуренция его подстегнула?

— Конечно, она подстегивает. Но он и так никогда себе поблажек не давал.

— А что скажете насчет Малкома, которого купили за огромные деньги, а он выбыл из-за травмы до конца года? Почему у «Зенита» случилась такая неудача? В прошлом году, кстати, похожая история была с Маркизио.

— Это стечение обстоятельств. Бывает такое. Малком очень нравится как игрок. Я видел его живьем в матче с «Динамо». Он вышел на замену, и видно было, что классный футболист — по принятию решений, работе с мячом, дриблингу. Он очень понимает футбол. Такой игровик настоящий, «бразик». Дай бог, чтобы он вылечился и принес пользу. Футболист очень высокого уровня.

— Недавно был скандальный трансфер Алексея Сутормина. Он из «Оренбурга» перешел в «Рубин», а потом практически сразу перешел в «Зенит». В обоих случаях за него официально заплатили 50 тыс. рублей. Как такое получилось?

— Слушайте, вы можете с другом договориться, что ему отдадите свою машину не по рыночной цене, а значительно ниже? Или просто подарите? Такое же возможно, правильно? Здесь дело договора между командами. А как такое получилось — надо спрашивать у руководителей клубов. Я детали не знаю, но при этом ничего криминального в этом не вижу.

— Как я понял, на вас работает целая команда, агентство. Сколько у вас ребят вообще работает?

— Я бы не сказал, что «на меня». Скорее, со мной. Где-то семь человек в общей сложности. Часть из них — представители в регионах. Есть у нас еще штат аналитиков, скаутов, которые дают свое мнение по футболистам.

— Вы как-то сказали, что первое восприятие агента у родителей футболистов, когда вы на них выходите, «холодное». Наверное, просто побаиваются?

— Во всем цивилизованном футбольном мире понятие «агент» — не ругательное. Это такой же субъект футбола, как рефери, тренер, игрок. На адвокатов-то никто не «гонит», правильно? Или на риэлторов? Это то же самое. Люди тоже оказывают какие-то посреднические услуги. А у нас создан негативный имидж агента, который поддерживается руководителями клубов и средствами массовой информации.

— А какое у вас самое яркое впечатление из футбольной молодости?

— Стадион «Лужники», игра между «Спартаком» и «Баварией» в Лиге чемпионов. Я тогда играл за молодежную команду московского «Спартака». Точнее, состоял в ней, потому что в основной состав я не проходил. Очень хотел играть в футбол, но играл я плохо. И мы, знаете, перед тем матчем трясли в центре поля большим мячиком-эмблемой Лиги чемпионов. Вот это я помню очень хорошо. И помню, какими большими казались в подтрибунном помещении парни из «Баварии» — например, швейцарец Ален Сюттер. С длинными волосами такой. У меня было ощущение, что они просто двухметровые, хотя я тогда был далеко не мальчик — 17 или 18 лет.

— Почему в регламенте по деятельности агентов (посредников) такие жесткие правила для получения лицензии? Судимости не должно быть, а раньше (по регламенту 2013 года) надо было даже приносить справки из психоневрологического и наркологического диспансеров. С какой целью?

— Цель-то очевидна. Ты же с людьми начинаешь работать. А как психически ненормальному или зависимому человеку можно доверять? И Российский футбольный союз как контролирующий орган обязан это предусмотреть. Вы же на оружие когда разрешение получаете, тоже справку приносите? И на водительское удостоверение?

— Я прочитал, что у вас достаточно бурная молодость была. Проблем потом не возникло с получением лицензии?

— Я в 2005 году первую лицензию получил, проблем не было. И на самом деле, «бурная молодость» — это громко сказано. Среднестатистический нормально развитый молодой человек в те годы в стране так и жил, а некоторые еще и похлеще. Я не считаю, что у меня какие-то перегибы были.

— А кто в первую очередь идет работать агентами? Сколько их сейчас?

— Точно не могу сказать. Но из тех людей, которые имели отношение к футболу и футбольной тусовке и чуть-чуть понимают в этом, многие себя пробовали.

— Как я понял, есть примерно 10 человек, которые нишу агентской деятельности заняли, и других не пускают туда?

— Я бы не сказал, что не пускают. Просто люди, которые сейчас находятся в топе агентской деятельности, реально хорошо работают и просто шансов не дают другим. Дело не в искусственном создании преград, а в том, что те, кто добился успеха — это люди особые, наверное. Пробуют-то все, правильно?

— Важно ли знание иностранного языка для агента? Вот вы знаете английский, допустим?

— Я его знаю, к сожалению, только на туристическом уровне. Для ведения переговоров и беседы он, конечно же, оставляет желать лучшего. И это минус, потому что языки нужны — итальянский, испанский или английский. Лучше, конечно, английский. А лучше знать сразу два. Это развязывает руки в работе. Границы стираются, а рынок огромный — европейский, южноамериканский, африканский. Без языка сейчас сложно. Язык необходим. Потому что у тебя же свои мысли. И ты должен на переговорах говорить то, что считаешь нужным. А когда переводчик выступает, он подбирает слова в силу своего мировоззрения и менталитета.

— Какие агенту причитаются выплаты с трансфера?

— Кто как договорится с футболистом. Ты можешь брать 10%, или 3%, или 5%. В регламенте четко прописано, с чего ты имеешь право брать процент. В России общепринятая практика — 10% от валового дохода футболиста. Есть еще так называемая комиссия — финансовая благодарность от клуба агенту за трансфер, за то, что ты привел футболиста. В Европе это само собой разумеющееся дело. Условно, вы готовы платить риэлтору за предоставленные услуги? Хотя можете сами найти себе квартиру, но на это уйдет время. Вот и здесь так же.

— А какое у вас хобби?

— Знаете, как говорят: когда твоя работа доставляет тебе удовольствие — это самое лучшее хобби. Моя работа мне удовольствие доставляет. Бывают какие-то переживания, стрессы. Но это издержки профессии. Не хочешь нервничать — иди выучись на столяра и делай поделки из дерева. И то, наверное, будешь стрессовать, потому что первое время у тебя ничего получаться не будет. А когда работаешь с людьми, понятно, что постоянно есть какие-то недопонимания и вопросы. Но мне нравится.