Евгений Савин погрузился на дно российского футбола
23 Октябрь 2020, 08:46

Евгений Савин погрузился на дно российского футбола

Поделиться:

02 февраля 2020
Фото: sports.ru


«Эта реформа – смерть всему футболу за Уралом». Красава – про зону Восток в ПФЛ

Клубы из зоны Восток ПФЛ уже четыре года не выходят в ФНЛ. Одни команды ликвидируются, другие – тратят десятки миллионов просто на то, чтобы поехать на выездные матчи. Сейчас здесь осталось всего шесть команд – и саму зону уже хотят объединить с другими.

Евгений Савин поехал на восток России, чтобы узнать – почему футбол там умирает.

Иркутск: долги, футболисты-таксисты и мойщики Первая точка путешествия – Иркутск. В местном «Зенит-Радиане» игроки уже полгода не получают зарплату. Команда идет на последнем месте в ПФЛ.

В аэропорту Иркутска Савина встретил вратарь «Зенита» Илья Кунгуров. Он подтверждает – ему не платили уже очень давно:

«Переподписал контракт и с того момента ни разу не получил зарплату. У нас самая маленькая зарплата на Востоке – 25-30 тысяч рублей, – рассказывает капитан команды. – У меня кредит на машину. С одним футболистом у нас открыта школа детская, плюс я еще работаю в областной федерации мини-футбола. В минике у нас играют порядка 80 команд, а в большом ничего что-то не получается. Команд очень мало».

Задержки в пару месяцев были и раньше, но такой серьезной не было ни разу. Сейчас в области сменилась власть, но денег все еще нет. Илья говорит, что денег команде надо много: одни перелеты съедают огромную часть бюджета – лететь надо даже на Сахалин.

Молодые футболисты тоже подрабатывают. Кунгуров объяснил, что игроки не могут никуда устроиться из-за полной занятости в профессиональном клубе, поэтому приходится искать лазейки. Кто-то ездит на соревнования по мини-футболу и так зарабатывает на призовых и премиальных.

«Я с 10 до 12 ночи работал на мойке, – говорит защитник «Зенита» Алексей Найденов. – Я один на мойке работал, помыл 16 машин и получил 1600 рублей. Все время боялся, что кто-то меня увидит из тренеров, стыдно было бы».

Сразу с самолета Жека поехал на тренировку – в -21 градус. Главный тренер пришел на тренировку в унтах. Играют в обычной клетке на снегу. Главный стадион на зиму заливают в каток. Когда слишком холодно, занятие проходят в зале: его делят с секцией художественной гимнастики.

Почему клуб все еще не умер, а ребята еще играют? У тренера команды есть ответ:

«У нас все местные воспитанники, – говорит Олег Яковлев. – Всех знаю, видел, как росли. Получается, мы родные люди. У нас практически семья в клубе. Они любят футбол. Еще одна мотивация: у нас каждый год после сезона один человек сразу в Первую лигу уходит. В прошлом – два человека. В этом стимул: заиграть, зацепиться, уехать».

Проблемы в клубе серьезные: тренер жалуется, что нет восстановительных процедур и даже питания после тренировок. На это денег нет – все зависит от местной власти. По словам Олега Яковлева, сейчас все боятся, что какая-то из шести команд Востока снимется – и все, расформируют всю зону.

«В идеале разделить на Восток и Сибирь. У них там будет 10 команд, у нас 10-12 команд. Условно: Сибирь – от Читы до Омска, Восток – Амурская область и все Приморье. Если разводить, было бы идеально. Но пока такой план не осуществим – команды просто не горят желанием заходить во Вторую лигу», – считает Яковлев.

После тренировки Савин побомбил вместе с нападающим Сергеем Михайловым – он подрабатывает таксистом в свободное от футбола время. Говорит, что из его вместе с Димой Чистяковым (он играет за «Ростов» и вызывается в сборную) хотели забрать в «Хетафе», но не срослось. Теперь играет в зоне Восток.

Конечно же, Красава сходил и к гендиректору «Зенита» Сергею Говорухину, который рассказал о ситуации в клубе и дальневосточном футболе.

«Каждое тренировочное занятие, к сожалению, начинается с вопроса про деньги. По всем направлениям долги у клуба сейчас составляют 21 миллион рублей – это не только зарплатная ведомость, но и перелеты, гостиницы, питание, обслуживание, охрана.

Последняя оплата по зарплатной ведомости была в июле. У нас оставалось порядка 12 миллионов рублей. Мы решили, что если прекращать участие в этом – зона развалится. Тогда поговорили с игроками, объяснили. Нам пообещали, что выплаты будут. Первоочередные платежи – на осуществление спортивной деятельности».

Главная проблема – отсутствие спонсоров. Учредитель клуба – минспорта, но деньги они получают от спонсоров. Область не выплачивает федеральные деньги, ни копейки. А вообще в регионе становится меньше предприятий, которые готовы что-то финансировать.

«Такой трафик – неподъемный для клубов, которые находятся на внебюджетных источниках. Надо уменьшать ареал, экономить на этом. Бюджет у клуба – 52 миллиона рублей, но нам выплатили всего 37 миллионов.

Сама по себе зарплатная ведомость – в районе 16 млн рублей. На логистику мы тратим примерно 8 миллионов в год. Если произойдет укрупнение зоны, то нам потребуется еще 25 миллионов на логистику. В наших условиях это крест на всем футболе Восточной Сибири».

Зарплату футболистам планируют выплатить до 10 февраля, но Говорухин признается – в клубе уже привыкли реагировать на такие обещания с пессимизмом.

От программы по подъему футбола в регионах, которую запустил Сергей Фурсенко, в Иркутск не поступило ни копейки.

Омск: манеж, договорняк и выход в ПФЛ, который не состоялся От последней команды зоны Восток Савин полетел в Омск – к самой стабильной. Местный «Иртыш» идет на первом месте и всерьез собирается в следующем году попасть в ФНЛ. Футболисты получают зарплату, ездят на сборы в Турцию. Здесь даже есть манеж, в котором можно играть зимой.

«Когда пришел Фурсенко, он обещал всем построить по манежу. Мы построили манеж до этого, – рассказывает президент клуба Сергей Новиков. – Мы самые первые в стране, кто построил манеж. Еще при Виталии Леонтьевиче (Мутко – Sports.ru) в 2009 году. И поле, и манеж».

У клуба есть и офис, и банька, и мини-автобус, и Лилия Владимировна, которая работает в клубе 23 года и помнит Сычева.

Если команда выйдет в ФНЛ, то президент хочет открыть на стадионе фаншоп.

Местные футболисты рассказывают, что самый плохой стадион как раз в Иркутске – из-за того, что зимой заливают каток, все остальное время поле в колдобинах. Заодно игроки «Иртыша» рассказали про договорняк:

«Года два назад приехали в Комсомольск, были на предпоследнем месте. На нас кэф был большой. Ребята с Комсы решили сдать игру, поставить против себя. 1:0 мы вели, с пенальти забили, потом удаление на 25-й минуте. Мы выиграли. Через два месяца нам сказали, что это договорняк, сняли очки и назначили переигровку».

Еще одна кулстори – про полеты на Сахалин. Футболисты «Иртыша» описывают перелеты так: до Новосибирска час, потом до Сахалина еще 5-6 на самолете. Но бывали маршруты и круче: из Омска в Москву, 12 часов ждешь, потом летишь 9 часов до Сахалина – то есть добираться сутки.

Тренировка, кстати, все равно была мини-футбольная. Зато в тепле.

Ну и самая интересная часть – разговор с президентом. На самом деле уже в этом году команда могла бы играть в ФНЛ. «В прошлом году боролись с «Сахалином» за первое место. Подали документы, проходили лицензирование. «Сахалин» по факту занял первое место. По всем регламентирующим документам мы не выходим, поэтому отозвали документы. С «Сахалина» сняли очки, де-юре мы стали первыми, но заявку уже отозвали. Второго шанса не дается.

Если честно, то мы еще не были готовы. Во-первых, в плане бюджета. Там надо было более 100 млн. И второе – инфраструктура, стадион. Мы подготовили договоры на аренду Екатеринбурга и Тюмени. Там бы мы начинали сезон. Сейчас проблемы с бюджетом решены».

Сергей Новиков солидарен с коллегой из Иркутска – проблема в не лучшем экономическом состоянии региона. А еще здесь в приоритете зимние виды спорта. Все зависит от руководителей регионов.

«Назрело решение, что что-то надо делать. Я сам являюсь вице-президентом ПФЛ и членом совета лиги. В течение года мы обсуждали.

В рамках программы развития футбола в Омске мы получаем 35 миллионов рублей. В течение года доказываем властям, что этого мало. И нам добавляют от 15 до 20 миллионов.

По итогам прошлого года бюджет составил 58 млн рублей. Половина бюджета – зарплата, логистика – 6,5 млн. Примерно столько же съедает школа».

Проблемы создает и система осень-весна. Новиков жалуется, что 5 зимних месяцев платит зарплату футболистам, а они не играют. Плюс возникает вопрос с планированием: надо убедить руководителя выделить деньги на следующий сезон еще в ноябре.

Недовольны и программой, которую заявлял Фурсенко: тогда был даже спецвыпуск «СЭ», в котором все обещания президента РФС были в цифрах – сколько манежей и полей построят.

«В итоге, как я понимаю, ноль. Мы даже писали коллективные письма, чтобы вернуться на прежнюю систему весна-осень. Но продавить это было невозможно», – жалуется президент «Иртыша».

Вся надежда, что после ЧМ-2022, который будет зимой, удастся провести перестройку.

РФС: много документов, расформирование зоны Восток, губернаторы Ну и в конце выпуска Савин поехал в РФС – к человеку, отвечающему за ПФЛ. Андрей Соколов – президент ПФЛ – считает, что все в лиге в порядке.

«Я бы не ставил такой диагноз [что ПФЛ при смерти]. Нынешнее положение не устраивает».

Савин перечислил все жалобы от футболистов и руководителей из Иркутска и Омска: полгода не играют, не получают деньги и работают таксистами, добираются на выезды по 24 часа, клубы каждый год банкротятся (в Иркутске 3 за 10 лет).

В ответ на это Соколов показал бумажку. А дальше понеслось убеждение в том, что с футболом в стране все хорошо. Наслаждайтесь речью президента ПФЛ – записали дословно.

– Вы затронули период с 2001 года. Этот период 2000-х годов приходится на период изменения ситуации вообще в стране. Объективные обстоятельства сказались на том, что сократилось количество команд.

Например, изменение законодательства. Раньше команды по привычке были у заводов и предприятий. Они перестали быть командами при заводах, при ведомствах, профсоюзах и так далее. Железные дороги перестали финансировать читинский и нижегородский «Локомотивы» – команды стали бюджетными. Минуса в том, что команды стали бюджетными – нет.

Регионы и возможности регионов разные. И руководители регионов тоже разные. Отсюда получается от возможности регионов».

– То есть вы считаете, что Дальний Восток не способен тянуть команды Второй лиги, если им предложить адекватную реформу вот этих вот колоссальных перелетов и простоев?

– Давайте не перескакивать с темы. Вы спросили, почему умирают клубы – я ответил. Они не умирают. На сегодняшний день в профессиональном футболе это региональные столицы субъектов РФ. В группе Восток шесть команд. Они все находятся в региональных столицах субъектов РФ и поддерживаются региональными властями.

Профессиональный футбол: это Томск, это Красноярск, это Владивосток, это Хабаровск. Это столицы? Столицы!

– Вы понимаете, что вы сейчас перечислили десять клубов – и это все, что у нас есть за Уралом? – Давайте посмотрим, с чего начиналась история отечественного футбола...

– Андрей, пожалуйста, давайте отвечать на вопросы.

– Они более мощные. И по закону, почему я о законах и говорю, потому что субъекты РФ в праве оказывать содействие командам профессионального уровня. Мы, таким образом, на сегодняшний день имеем реальную картину шесть.

К примеру, мы хотим иметь 15 или 16 команд – они же завтра не появятся. В каких они должны...

– Вот у меня к вам и вопрос: а что вы делаете для того, чтобы в вашей лиге, которая не деградирует, а осталось 62 команды, появились новые команды?

– Позвольте показать, что я делаю (достает бумажку). Это обращение было направлено во все субъекты РФ. Вот ответы, которые мной были получены.

Дальше чиновник начинает зачитывать огромный ответ от субъектов с Дальнего Востока.

– Давайте закроем. Сделайте реформу этой зоны настолько правильно, чтобы люди меньше тратили на логистику, чтобы их футболисты были задействованы. Чтобы они могли тратить и на то, и на это, и на свою школу. А вы сейчас говорите: а давайте-ка мы полтос вкинем и будем по полстраны летать.

– Вы за меня выводов не делайте! Теперь я другой прочитаю ответ, – и еще одно чтение с бумажки на несколько минут. – Теперь давайте я расскажу, о еще каких шагах, предпринятых администрацией лиги в отношении Востока и Сибири, принимались решения. Мы предлагали сделать группы более компактными, чтобы они не ездили.

– Что такое компактный? Объясните!

– Разделить на Сибирский и Дальневосточный регионы. Мы к чему пришли? Что у нас нет команд для того, чтобы сделать соревнования вот такие полноценные.

– Так вы – до того, как эту бумажку отправлять в регионы – предложите разделить зоны пополам. А лучше съездите. И полетите в каждую команду, которую мы с вами называли. Включайте админресурс и уговаривайте. Говорите: бюджет будет меньше, вернитесь во Вторую лигу.

У нас 12 команд в КФК в Сибири. Давайте вернем Новокузнецк, вернем разные команды, которые были в Сибири.

– Вы думаете, что мы этого не делаем?

– Я не знаю, что вы делаете. Я вижу результат: 110 команд было, осталось 62. То, что вы делаете, глобально никому не интересно – всем нужен результат. Где результат?

– Будет результат.

– Андрей, мы живем в России, у нас клубы все бюджетные. Если предложить вот эту схему адекватную, людям дать какие-то привилегии по лицензированию, по каким-то еще моментам, то можно включить ресурс – главного человека в РФС – и как-то сделать так, чтобы эти зоны заполнились командами. Можно продумать схему.

Но что предлагаете вы? Давайте поговорим о том, что произошло буквально несколько месяцев назад. Расформировать зону Восток и раскидать ее по другим зонам. Вы реально считаете, что если Иркутск будет летать в Питер, а Сахалин – в Долгопрудный – это адекватно?

Я разговаривал с руководителями клубов – это увеличение логистики в 1,5 раза. Люди насчитали уже 25 миллионов в Иркутске. Они же там и так нищеброды. И с этой реформой можно прийти к губернатору и попросить еще 25 млн из бюджета?

– «Иртыш Омск» занимает первое место и выходит в ФНЛ. Получается, что надо как-то проводить следующий сезон. Остается пять команд. Вы считаете, это нормальная ситуация?

– Я за этим и пришел к вам!

– На сегодняшний день мы имеем 62 команды. Структура проведения соревнования существует в пяти группах на уровне ПФЛ. А раньше было шесть, решили сделать пять. И когда принимали решение, предполагалось, что в каждой группе будет по 20 команд. Потому что было 107.

Получается, что к 2007 году мы имеем 72 команды. 72 команды – это в том числе международная практика, когда групп 3 или 4 – это команд 72 либо 80. Соответственно, это количество команд не может существовать в пяти группах. Решая проблематику Сибири и Дальнего Востока, мы можем только решить – в сегодняшних условиях – в четырех группах.

Отсюда и вывод: что команды Сибири и Дальнего Востока должны участвовать в соревнованиях с командами других регионов.

– Андрей, вы реально считаете, что отправить играть «Сахалин» в Питер, а «Иркутск» в Долгопрудный – это адекватно?

– Реально. Реально отправить «Луч Владивосток» и «СКА-Хабаровск» играть в Армавир? Я вам вопрос задаю.

– Андрей, это неадекватно, если они не могут себе этого позволить. Вы у нищего «Иркутска» хотите увеличить бюджет на логистику на 18 бюджетных миллионов рублей.

Я читал ваше интервью. Вы говорите, что зато будут приезжать команды и это будет выгодно спонсорам. Вы видели статистику посещаемости вашей лиги? 900 человек.

– При этом на Дальнем Востоке посещаемость «Читы» почти 3,5 тысячи.

– Я плюс-минус все понял. Скажите пожалуйста, каким вы видите развитие Востока? Что должно произойти?

– Должна быть принята специальная программа по развитию футбола в Сибири и на Дальнем Востоке. Программа лиги – программа, которая должна реализоваться в рамках федерации.

Должна войти материальная база, крытые спортивные сооружения – потому что климатические зоны этого не позволяют. Что-то из себя должен представлять клуб на уровне ПФЛ. Клуб должен быть стабильным.

Плюс тесное взаимодействие региональных центров спортивной подготовки. Либо с академиями клубов – по подготовке спортсменов через участие команд в соревнованиях.

– Давайте теперь все-таки перейдем конкретно. Уходит Омск, остается 5 команд. «Луч» банкротится, судя по всему. Что вы, как руководитель ПФЛ, сейчас будете предлагать?

– Я вам хочу сказать, что, как вы называете нищие-не нищие клубы, клубы Сибири и Дальнего Востока считают, что на сегодняшний день то, что они будут летать в центральную часть, для них это, можно сказать, спасение.

Вот решения клубов: и центральной части, и сибирской, и уральской, и дальневосточной.

– Андрей, я был в Иркутске. Передо мной сидел генеральный директор «Зенита». И он сказал, если разделят зону и будет 4 группы в ПФЛ, это смерть всего футбола за Уралом.

– Вы говорите про мировой и европейский опыт. А я вам хочу сказать...

– Я не говорю про европейский опыт.

– Ну я там что-то совался. Я хочу сказать: не создаются клубы в Европе региональными властями. И при этом ни федерация, ни лиги не создают клубы.

Вы спросили у руководителя клуба, кто и зачем создал футбольный клуб? При том, что до этого был клуб «Байкал». Вот для чего они создали клуб?

– Для того, чтобы играть, наверное.

– Так. Вот есть футбольная общественность. Я хочу вам сказать...

– Давайте простым языком. Реально, футбольная общественность? Я не знаю, что такое футбольная общественность.

– Я вам хочу сказать, что по всем документам, губернатор любого субъекта не несет ответственности за развитие футбола. Он несет ответственность за развитие физической культуры и спорта на территории региона.

– Вы поймите одну вещь: любительский и детский футбол развивать – круто. Но а пример-то какой? Если бы у меня в Тобольске не было команды Второй лиги, я бы загнулся и умер как мой брат. Потому что я ходил, смотрел на этих мужиков и думал: «Это футбол!»

А ребята за Уралом на кого будут смотреть? Люди четыре года на сборы не ездят. Они тренируются на снегу. как это может быть? О каком развитии лиги вы говорите?

– 2018 год. Я попросил провести совещание на Дальнем Востоке с командами, которые не играют в ПФЛ. Из Благовещенска приехали, из Белогорска. Мы предлагали: давайте сделаем компактные группы. Сидели, обсуждали – нет команд.

Если сейчас нет команд для соревнования, откуда они возьмутся, Евгений?

– Первое: создать формат, где люди не будут летать как космонавты, разделить зону пополам. Второе: обязательный административный ресурс – вы не сможете, но кто-то наверху сможет. Проговорить с властями, объяснить, что сейчас бюджет станет меньше.

Предлагать определенные привилегии по лицензированию, инфраструктуре, по чему-то. Это надо прорабатывать. Чтобы власти захотели вкладывать деньги в профессиональный футбол. Который будет ориентирован на любителей и на детей. Вот на все, про что вы говорили.

– Так я тоже самое говорил вам. Европейский опыт могу привести. Лига Про Серия Джи в Италии – получает централизованно 27 млн евро на сезон и отдает клубам. Централизованно, от Серии А!

– Андрей, зачем мы это сейчас говорим?

– Если бы все были заинтересованы. И система эта работала для поддержки клубов ПФЛ...

– Мы это с вами можем сейчас три часа обсуждать. Приводить в пример Испанию. Сколько она там? 2 тысячи километров? У вас только Зона Восток – 7 тысяч км. Зачем мы равняемся на Европу, если там весь футбол частный? Давайте жить своими реалиями!

Какое от вас как от руководителя решение по следующему сезону?

– Сами клубы приняли уже это. «Чита», «Сахалин», «Омск» и другие. Они сами выступали на общем собрании и говорили, что для них 4 группы в нынешних условиях – самый лучший вариант. Для того, чтобы продолжать футбольную деятельность.

– И вы с этим согласны?

– Да!

– Все, закрыли вопрос.

Следующий пункт обсуждения – система «осень-весна». Андрей Соколов признал, что переход был нецелесообразным. Фурсенко в 2010 году озвучил инвестиционную программу по поднятию футбола в регионах – строительство манежей, реконструкция стадионов.

– Не было такой программы. Могу просто сказать, что такой программы не было. Вы слайд из презентации не путайте с инвестиционной программой. У любой программы есть заказчик, исполнитель и сроки ее реализации. Она никем не утверждалась.

– Ее нет как вашей лиги уже практически нет. Стыдно должно быть. А мы сидим тут рассуждаем про то, что все нормально.

– Так надо помогать футболу тогда. Ты же футболист? В футбол же играл? Надо помогать же футболу. Если клубы зависят от губернаторов, значит надо агитировать, чтобы они вкладывали в футбол.

– Андрей, я вам объясняю. Была инвестиционная программа, в которой Фурсенко все расписал при переходе на «Осень-весна».

В этой программе, во Второй лиге должна была произойти реконструкция стадионов. Были прописаны суммы. И все ребята, которые поднимали руки за переход на «осень-весна», думали, что на зиму им построят поля и манежи. Ничего не произошло.

Клубы, которые перешли на «осень-весна», остались ни с чем. Они к вам обращались? Вы пытались помочь им с инфраструктурой?

– В том числе, давал предложение рабочей группе, которая была при президенте РФ. Об улучшении инфраструктуры, особенно для Сибири и Дальнего Востока.

– А что было в этом предложении?

– Строительство манежей.

– Вы говорили Дюкову, что вот эта лига развития, она если не умерла, то она еле дышит?

– Да. Он говорит, что надо менять. Делать лучше. Александр Валерьевич также обеспокоен положением дел», – после этого президент ПФЛ вновь полез в документы. После долгих чтений бумаг Соколов финализировал:

«Любая команда, если она на профессиональном уровне, должна стремиться к прибыли. Ну или по крайней мере, к доходу».

– Вы же про русский футбол говорите. Это вы принимаете решение, чтобы они как-то развивались! Создайте условия!

– Правильно.

– Правильно, теперь они будут летать в центр. Правильно?

– Это матчей больше?

– Все, спасибо, я вас понял.

Автор Максим Полтавец